A
nzhela
Rossi
статистика
СТРАНИЦА РЕДАКТИРУЕТСЯ
Ринальдина 18+
Сколько слёз пролила Мэри после смерти Оливера? Сколько дней провела взаперти, сколько ночей молила, чтобы он забрал её с собой и не оставлял одну в этом мире, но всё было напрасно. Напрасно она ждала весточку от него. Себя не обманешь, прошлого не вернёшь и с этим надо пытаться жить дальше. Но как жить? В имении, в котором жила Мэри, было слишком много места для одного человека. Оно всегда казалось ей огромным, а сейчас, когда она осталась совсем одна высокие потолки замка, большие узкие окна холла стали выглядеть устрашающе и вызывали в её душе ощущение склепа. «Странно,— думала Мэри,— раньше мне казалось, что этот дом самый тёплый и уютный из всех домов в нашей округе». Мэри посмотрела по сторонам.
—Есть тут, кто жи-во-ой!
Эхо громко повторило её слова, но кроме испуганной служанки, больше никто её не услышал.
—Что с вами? Вы не заболели?
—Нет. Я здорова. Здесь так тихо и мрачно!
—Что вы?!— Служанка укоризненно посмотрела на свою хозяйку,— посмотрите, какой вид из окна!— Она взяла Мэри за руку и подвела к окну.— Смотрите, солнышко светит, весь холл залит лучами света.
Мэри закрыла лицо руками и заплакала:
—Мы здесь совсем одни. Одни!!! Понимаешь?
—Мэри, не стоит так расстраиваться.— Служанка пыталась утешить девушку.— Сейчас вы пойдёте в школу. Вас уже
наверняка ждут дети! Посмотрите на небо, успокоитесь, всё будет очень хорошо.
—Конечно Эмили, я пойду в школу и постараюсь не думать о моём бедном Оливере.
Девушка взяла книги и вышла из замка, по дороге в школу, она продолжала размышлять о своей жизни:
«Что же со мной теперь будет?»
Девушка тяжело вздохнула и в пустоту прокричала покойному мужу:
—Оливер, как же ты мог оставить меня одну в этом огромном мире? Как мне жить дальше?
«Тишина, — про себя ответила девушка, — всегда только гнетущая тишина»…
После смерти мужа, Мэри стараясь хоть как–то отвлечься от своего горя, начала преподавать в воскресной школе. Но дети не смогли заполнить пустоту её сердца. И каждый день, возвращаясь домой, Мэри погружалась в воспоминания, которые уносили её жизнь в счастливое прошлое, не оставляя ей никакого шанса на счастливое будущее.
Девушка пыталась бороться с одиночеством, каждое воскресение она приглашала ребят в своё имение, служанка Эмили пекла печенье, дети играли, пели, танцевали. Сердце девушки наполнялось радостью, а жизнь приобретала новый смысл, даже мрачный дом снова становился весёлым, но ненадолго. Стоило детям уйти за порог, как глаза Мэри наполнялись слезами, её душа разрывалась на части, а сердце умирало так быстро, что, глядя в зеркало, девушке казалось, она старится за мгновения. Холод в её сердце ночами заставлял девушку плакать, возвращая Мэри в прошлое, в котором ещё жил  её любимый муж Оливер…Однажды вечером возвращаясь из воскресной школы, Мэри увидела у ворот своего замка привязанную к дереву лошадь.
«Интересно, чья это лошадь?»— подумала Мэри.
Она подошла ближе и увидела рядом закутанного в плащ мужчину.
–Кто вы?– поинтересовалась девушка.
–Добрый день, извините, что беспокою вас, но дождь может нагнать меня в дороге, до трактира ещё много вёрст, боюсь, может разыграться  гроза, а мне бы не хотелось застать её в пути.
–Небо стало совсем чёрным,– подтвердила  Мэри.
–Позвольте мне переночевать в вашем доме?
–В моём доме?– переспросила девушка.
–Да, в вашем доме, или на конюшне.— Повторил незнакомец.
–Конюшни у меня нет.– Мэри подумала и добавила,– хорошо, тогда давайте пройдём в дом, а то гроза и правда вот-вот начнётся. Не успела она договорить, как сильный раскат грома оглушил их, и яркие стрелы молнии полетели, освещая тёмное небо.
– Какая ужасная гроза!– Мэри посмотрела на небо,– пройдём в дом, видимо сам Господь послал вас в моё имение. Даже не знаю, что бы я делала в такую бурю одна в этом огромном доме.
–Вы и одна? – Удивился незнакомец.
–Да, сударь, к сожалению это так. Эмили, это моя любимая служанка, уехала на крестины, а Оливер, мой добрый, милый Оливер, он скончался три года назад на конюшне, поэтому её и сожгли. Это ужасно, так ужасно.
Молодые люди прошли в дом и расположились в центральной гостиной, возле камина.
–Оливер, это ваш муж?
–Да. Я ведь вдова.
–Как я вас понимаю.
–Мэри, называйте меня Мэри.
–Мэри,– словно эхо повторил незнакомец. Позвольте и мне представиться: барон Геркский, Ричард младший. Наш род происходит от древнего рода Монри и моя фамилия довольно известна в Шотландии.
–Очень приятно, сэр, Ричард.– Мэри протянула ему руку.
Ричард поцеловал руку девушки и нежно провёл ею по своей щеке.
–Знаете, Мэри, моя жена то же покинула этот мир.
–Неужели?
–Да. Именно поэтому я странствую по свету…
–Как это печально, не правда ли? Остаться совсем одному! Три месяца я не выходила из комнаты. Всё плакала, плакала… Я не понимала, что произошло.  А вы? Как вы пережили всё это?
–Лизи, это моя покойная жена, долго болела, и я был готов к тому, что она может оставить меня, но когда это случилось.— Ричард закрыл лицо руками и тяжело вздохнул,— это так грустно. Сначала я винил во всём себя и в результате не смог оставаться в своём имении, где всё напоминало бедняжку Лизи.
–Что же с ней произошло?
–Она упала с лошади.– Ричард снова тяжело вздохнул,– я сам выбрал ей этого скакуна, хотя знал, что он горяч и может вспылить, но я всё-таки разрешил ей оседлать его. Всё было замечательно, если бы не этот медведь! Он неожиданно вышел из дубравы, конь напугался и понёсся во всю прыть.  Лизи уже ничего не могла сделать, бедняжка, она упала прямо в обрыв. Травмы оказались настолько сильными, что она не могла двигаться и говорить. Так она пролежала два долгих года.
—Бедняжка…
—Мы разговаривали глазами… Я до сих пор вижу её глаза… Это невыносимо жить с такой болью! Всегда думать об этом, такая мука…
–Как я вас понимаю. Но нам нужно учиться жить дальше, без наших любимых и дорогих супругов. Я ненадолго оставлю вас, извините.
Мэри вышла из гостиной и прошла на кухню.
Воспользовавшись временным отсутствием хозяйки, Ричард осмотрел замок.
«Удивительно, как в таком уединённом от цивилизации месте, могут проживать такие замечательные люди,– размышляя Ричард, прохаживался по залам.– И как она здесь живёт? Совсем одна! Бедняжка».
Голос Мэри прервал мысли молодого человека.
–Ричард, где вы? Дора приготовила для нас глинтвейн. Идите в зал, глинтвейн приятнее пить горячим.
–Я здесь. – Ричард вошёл в гостиную, поклонился и сел в кресло напротив Мэри.
–Скажите, как надолго вы приехали в наши края?
–Не знаю.— Ричард задумчиво сделал глоток горячего напитка, который приятно обжёг горло и отогрел замёрзшее лицо.
—Не знаю,— повторил Ричард.— Моё сердце в поиске спокойствия, а пока именно этого я ещё не нашёл.
Девушка наоборот никак не могла согреться. В конце концов, холод заставил Мэри встать с кресла и подойти к огню. Она посмотрела в пустую даль гостиной: гроза, завывание ветра, страшная темнота замка и только маленький кусочек света от огня в камине освещал тёмную комнату. Тело девушки прошиб холодный пот. Мэри так ясно почувствовала своё одиночество, так отчётливо увидела свою жизнь, что на какое-то время перестала слышать, голос Ричарда.
Молодой человек заметил растерянность Мэри и позволил себе воспользоваться её мысленным отсутствием, чтобы как следует её рассмотреть. В свете огня она выглядела прекрасно и, совершенно очарованный своей новой знакомой, он подошёл к камину и встал напротив неё. Мэри очнулась от своих воспоминаний и невольно покраснела. Присутствие мужчины в её жизни казалось ей несбыточной мечтой, а Ричард, такой статный, красивый, да ещё так близко! Мэри в задумчивости опустила глаза.
Раскаты грома становились всё громче, молния сверкала чаще, ветер был таким сильным, что казалось, бездна накроет мир своим покрывалом.
–Как страшно!— Воскликнула Мэри, машинально прижавшись к груди Ричарда,– ой, простите меня, сэр Ричард. Простите меня.
Мэри быстро отстранилась от мужчины и села в кресло. Она постаралась взять себя в руки и уже спокойным голосом произнесла:
–Присаживайтесь Ричард. Вы так много путешествовали по миру, расскажите мне о странах,  в которых вы побывали.
–О, Мэри, я действительно много путешествовал…— и он увлёк её рассказами о людях, странных животных и необычных городах которые когда-то он посетил.
За разговором молодые люди не заметили, что гроза смолкла, ветер утих, и наступило утро. Они так увлеклись беседой, что не сразу услышали стук в дверь.
–Это Эмили! Моя служанка. Неужели рассвет! Мы ничего не заметили и ничего не ели!— Мэри встала с кресла и побежала на кухню.
–Дора, открой дверь и приготовь нам чего-нибудь перекусить, а то мы сэром Ричардом заговорились и не заметили рассвет.
Мэри вернулась в гостиную и, обращаясь к гостю, спросила:
–Вы наверно устали с дороги? Что же вы меня не остановили? Я видимо замучила вас расспросами?
–Что вы, Мэри, более приятного собеседника я давно уже не встречал.
–Вы мне льстите, Ричард. Пожалуй, я покажу вам вашу комнату, где вы сможете переодеться и передохнуть перед завтраком. Эмили принесёт вам всё самое необходимое.
Ричард действительно устал, но очарование Мэри было таким сильным, что он не мог устоять.
«Такая красивая, нежная девушка и в такой глуши, кто бы мог подумать»,– размышлял Ричард, стоя по середине комнаты, убранство которой состояло из огромной кровати с тяжёлым балдахином, большим зеркалом в бронзовой раме и туалетным столиком на золочёных ножках. Окно было завешано тёмной парчовой шторой.
Стук в дверь прервал  ход его мыслей.
–Заходите.
В комнату вошла служанка Эмили, в руках она держала тазик и кувшин с водой.
–Я пришла помочь вам умыться, сэр,– сказала девушка, ставя на столик таз. В ней не было грации, но что-то милое в чертах её лица всё-таки было.
–Давно ты здесь?
–Моя мать работала в этом доме, теперь я, сэр.
Эмили полила ему на руки воды из кувшина.
–Твоя хозяйка милая девушка.
–Да, сэр, более доброго человека я не встречала.
Она подала ему полотенце и вышла из комнаты.
Через некоторое время отдохнувший Ричард спустился в столовую и обомлел: стол ломился от угощений. Утка в яблоках, сазан с черносливом, вино, баранина, фрукты.
–Боже! Это королевский обед, а ни завтрак!– Воскликнул Ричард, увидев такие яства.
–Вы голодны, поэтому завтрак заменит нам обед, присаживайтесь,– с улыбкой сказала Мэри.
–Вы так щедры, Мэри, право я не заслуживаю такого приёма.
–В наших краях не часто встретишь странствующих незнакомцев, кроме бедной челяди в мою дверь никто не стучится.
За обедом они весело болтали, после бессонной ночи вино сильно расслабило молодых людей, и беседа потихоньку стала приобретать фривольные нотки.
–Вы очень милы, Мэри. Несмотря на тяжесть вашей утраты и полное одиночество, вы совершенны и так прелестны.
Мэри была смущенна. Уже несколько лет она не обедала с мужчиной, а сегодня Господь послал ей Ричарда, напористого, невероятно красивого молодого человека.
–Вы меня смущаете, сэр.— Мэри покраснела от собственных мыслей.
–Вы прелесть!— Заметив смущение на лице девушки, Ричард решился на более смелый поступок:— Позвольте мне присесть возле ваших ног?
–Ричард, вы так смелы?!
–Так вы позволите?
Мэри молча кивнула. Он подошёл к ней, поцеловал руку и опустился на колени возле её ног.
–Как вы очаровательны, Мэри.
–Ричард, вам не следует больше пить вино,— укоризненно произнесла Мэри.
–Мэри! Милая Мэри! Я так счастлив! Представьте только, я проехал множество городов и только здесь рядом с вами ощутил себя совершенно счастливым!
–Как вы можете об этом говорить? Мы знакомы с вами меньше дня, а вы уже счастливы?
–Вы так милы! Вы сами не знаете, как вы прелестны. Рядом с вами любой человек будет счастлив!
–Почему же?
–Вы разве не замечаете, сколько в вас жизни?
–О, Ричард, вы слишком напористы.
Ричард медленно склонил голову и нежно поцеловал её руку.
–Простите меня, Мэри! Я так рад нашему общению, что позволил себе лишнего. Но, позвольте узнать, как всё-таки вы оказались в таком безлюдном месте?
–Мои родители покинули этот мир, когда я была совсем ребёнком, и меня отправили к бабушке. Она жила в этом имении. Когда я вышла замуж, Оливер хотел разводить здесь лошадей, построил огромную конюшню, мы купили скакунов,— Мэри тяжело вздохнула,— но это страшное несчастье унесло жизнь моего мужа.
—А его семья? Почему они вас не приютили?
—С родителями мужа я виделась только на нашей свадьбе и его похоронах, приглашение продолжить жизнь в имении я не получила, так что приходится разбираться с делами самостоятельно.
–Печальная история.
–Да, Ричард, но давайте не будем грустить, расскажите мне о стране восходящего солнца. Это так увлекательно! Неужели, правда, все люди там одинаковые? Как же это возможно?
–В нашем мире так много не известного, Мэри.
–Так расскажите мне обо всём, что вы видели,– настаивала Мэри.
Молодые люди ничего не замечали вокруг себя. Обед сменился ужином, день поздним вечером, а они продолжали наслаждаться обществом друг друга. 
Бой часов вернул их в реальность.
–Уже полночь?– удивленно спросил Ричард.
–Надо же, как быстро летит время!
Мэри позвонила в колокольчик:
–Эмили, погрей простыни для сэра Ричарда.
И обращаясь к гостью уточнила:
–Надеюсь, вы погостите у меня ещё несколько дней? Гроза снова набирает силу, возможно, само провидение оставляет вас в моём доме.
–Не могу обещать вам этого, Мэри, как только погода наладится, мне придётся покинуть ваше чудное общество.
–Как вам будет угодно, Ричард. Спокойной ночи.
–Спокойной ночи, Мэри.
Мэри поднялась к себе в комнату.
В комнате было тихо, а за окном лил дождь. Ветер сгибал деревья и вихрем закручивался вокруг дома, но Мэри, погружённая в собственные мысли, не замечала ничего и никого кроме Ричарда. Молодой человек полностью завладел мыслями девушки.
«Остаётся надеяться на чудо,– думала Мэри, всматриваясь в тёмную даль за окном. —
Как бы мне хотелось, чтобы погода не менялась ещё несколько дней». Больше всего на свете она желала, что бы Ричард остался погостить в её имении. Одиночество сводило девушку с ума. Все дни в её жизни не отличались разнообразием и тянулись бесконечно медленно.  Сильный раскат грома заставил отойти Мэри от окна.
—Силы небесные,– девушка мгновенно пришла в себя и перекрестилась.
Ещё раскат и яркие молнии пронзили небо.
— Боже мой,– ей по-настоящему стало страшно.
—Господи, ты наказываешь меня за дурные мысли!– она встала на колени и начала молиться. Молнии сверкали так ярко и часто, что казалось Господь, бросает свои стрелы в неверных. Мэри закрыла лицо руками. Раскат грома был таким оглушительным, что стёкла в её спальне посыпались на пол.
–Боже мой, Эмили!– закричала Мэри. Она так испугалась, что выбежала в коридор.
–Что с вами, Мэри?– Ричард поймал её в свои объятия и прижал к груди.
–Там, Боже мой!
–Это — гроза, всего лишь гроза.
–Это — Божья кара!
–Мэри, это всего лишь гром.
–Что случилось?– Эмили в растерянности смотрела на свою хозяйку.
Мэри немного пришла в себя, отстранилась от Ричарда и, обращаясь к служанке, сказала:
–Заткните окно подушками, а завтра посмотрим, что можно будет сделать.
Ричард  взял за руку испуганную Мэри.
—Вы успокоились?
–Да, пожалуй.
Но в этот момент раскат грома повторился.
–Господи!– Она снова прижалась к Ричарду.
–Пройдём ко мне в комнату, Мэри, Эмили принесёт нам чай, и вы успокоитесь.
Мэри послушно последовала за ним. Тёплый чай немного приободрил девушку. И теперь, когда всё стихло, ей стало неловко за свою слабость.
«Она наедине с мужчиной в его спальне. Что она себе позволяет!»– думала Мэри.
Но Ричард словно прочитал её мысли. Он подошёл к ней, опустился на колено и взял её за руки:
–Милая Мэри,– Ричард поцеловал её руки.– Вы можете остаться здесь, я буду спать в кресле, и вам будет не так страшно.
«Боже мой, как же я вынесу всё это?»– думала девушка.
А он продолжал целовать ей руки.
–Мэри, милая моя, Мэри.– Его настойчивость перешла допустимые нормы.
Она боялась увидеть его глаза. Сердце бешено колотилось.
«Уходи, уходи из его комнаты!– кричал ей внутренний голос.– Беги бегом!». Но она не могла даже шевельнуться.
Очередной раскат грома заставил её вздрогнуть, от неожиданности она вскочила с кресла и оказалась в объятиях Ричарда. Он быстро воспользовался ситуацией и прильнул к её губам.
«Боже милостивый, спаси меня, грешницу!»– пронеслось в голове Мэри. Она ничего не понимала, жаркие поцелуи сводили с ума, будоражили воображение. Она не сопротивлялась, а тонула, тонула в объятиях неожиданного гостя…
За завтраком Мэри старалась не смотреть в глаза Ричарду. Его же такое смущение забавляло.
Служанка Эмили первая нарушила тяжёлую тишину.
–Вы поедите сегодня в церковь?– поинтересовалась она, ставя на стол поднос с завтраком.
–Сегодня?– переспросила Мэри.– А как же гроза?
–Гроза прошла ночью. Сегодня удивительно спокойное утро. Небо такое светлое, прозрачное, а воздух, какой! Не надышишься!
–Довольно, Эмили! Я не поеду в церковь, или ты забыла, что у меня гость! – раздражённо прервала служанку Мэри.
–Не стоит откладывать поездку из-за меня, Мэри,– вмешался Ричард.– Если небо такое прозрачное, значит, путь свободен, и я могу продолжить своё путешествие.
Он вышел из-за стола и подошёл к окну.
Мэри побледнела.
«Как же так? А как же она? Неужели он оставит её?»– ужасные мысли не давали ей сосредоточиться.
–Вы хотите покинуть меня сразу после завтрака?– еле сдерживая слезы, поинтересовалась Мэри.
–Да, моя дорогая, вы так гостеприимны, но я вынужден продолжить свой путь.
Мэри подошла к окну, возле которого стоял Ричард.
–Как!? – почти шёпотом спросила девушка, – вы так быстро покинете меня?
–Милая, Мэри, вы так добры, так прекрасны. Я вряд ли могу быть достойным находиться рядом с такой великолепной женщиной, как вы. Я навсегда сберегу в памяти то тепло, которым вы наградили меня сегодня ночью. И когда-нибудь, я приеду к вам, и поцелую ваши руки. А сегодня я вынужден буду откланяться.
Мэри замерла. Как же она могла так обмануться. Конечно, одиночество любого толкнет на прегрешение, но Ричард, казался ей таким порядочным и обаятельным. Потеряв всякий стыд, девушка обняла своего гостя и прошептала:
–Возьмите меня с собой, Ричард?
–Куда вы со мной хотите отправиться, Мэри?
–В страну восходящего солнца.
–Милая, Мэри, я странствую по свету и не знаю, какое испытание приготовит мне Господь завтра. Как же я могу забрать вас из вашего чудного, уютного дома?
Мэри отошла от Ричарда и уже более сдержанно ответила:
–Вы правы, сэр. Я распоряжусь, что бы подготовили к отъезду вашу лошадь.
–Вы очень любезны, Мэри.
Мэри не ожидала такого поворота.
«Сколько холода в его словах?!»— девушка смотрела на Ричарда и не понимала, что происходит.
Она вышла на улицу. Солнце было уже высоко, и небо действительно стало кристально чистым. Мэри смотрела в даль и думала:— «Как же прекрасен мир, как все-таки здесь красиво!»
–Наслаждаетесь прекрасным видом?
–Да, Ричард. Осень всегда прекрасна. Она как мечта, рождает счастье и дарит грусть.
–Мне пора, Мэри,– он осторожно поцеловал её руку.– Возьмите это на память обо мне.– Ричард снял с пальца перстень и вложил его в ладошку Мэри.– Берегите его, он принесёт вам удачу.
–Прощайте, Ричард, ответила девушка и медленно вернулась в дом.
Дни сменяли месяцы, и весной Мэри родила на свет прекрасную девочку.
–Как же она похожа на Ричарда, правда, Эмили?
–Да, мадам,— грустно подтвердила служанка,— Господь послал вам здорового ребёнка.
–Я назову её — Ринальдина.
Эмили заплакала.
–Что же ты плачешь, глупая?
–Простите меня, мадам, это так странно. Вы и эта малютка совсем одни в этом огромном мире.
–Что тут странного? Это — жизнь, милая моя. Давай успокойся, у нас теперь очень много дел. Эта малютка станет нашей радостью в этом огромном пустом замке. И может быть, ей выпадет удача обрести в этом доме истинное счастье.
Шли годы.
Деньги оставленные покойным мужем заканчивались. Управлять хозяйством Мэри не умела, она была слишком доброй и наивной. Нанятый ею управляющий, просадил все её сбережения, и сбежал из города. В имении люди гибли от нищеты.  Жалование прислуге  платить было нечем, поэтому в доме остались Эмили и её муж Генри.
Под тяжестью домашних дел, Мэри быстро постарела, волосы покрылись проседью, морщинки почти закрывали некогда красивые карие глаза, и только весёлый нрав и ещё не потерянный юношеский задор выдавали в ней чувственную, красивую женщину.
В этом пустынном замке Мэри, Эмили и её муж Генри стали настоящей семьёй для маленькой Ринальдины.
–Посмотрите только, какая красавица стала, наша Ринальдина!– восхищалась девочкой Эмили.
–Да, малютка выросла,— подтвердила Мэри,— надо подыскивать ей жениха.
–О чём это вы, мама?
–Мы с Эмили считаем, что тебе пора подыскать мужа.
–Что вы, маменька,– Ринальдина покраснела.
–Нет, девочка моя, я поеду в город, привезу красивые платья и отправлю тебя на бал.
–Маменька?! Я же никогда не ездила на балы?
–Ты уже взрослая, манеры у тебя королевские, так что можно надеется на расположение добропорядочного молодого человека из приличной семьи.
– Мэри, но где же взять столько денег?– осторожно спросила Эмили.
–У меня есть один перстень, думаю, он стоит целое состояние. Я очень долго хранила его для этого случая. Так что запряги мне лошадь, и я отправлюсь в город.
С этими словами Мэри поднялась в свою спальню.
–Ну, вот, Ричард, этот день настал. Надеюсь твоё кольцо не так фальшиво, как твоё сердце.– Мэри достала спрятанное после отъезда Ричарда платье, туфли, переоделась и уложила волосы в высокую причёску.
–Жаль, что красоту нельзя вернуть обратно,– сказала Мэри, рассматривая своё лицо в зеркале.
Эмили вошла в спальню Мэри:
–Лошадь готова, мадам.
–Спасибо, Эмили.
–Как же вы хороши в этом платье!
–Не льсти мне Эмили, я знаю, что потеряла свою красоту. Береги мою дочь, и будем надеяться, что судьба будет более благосклонна к Ринальдине чем ко мне.
Мэри уехала.
Ближе к вечеру поднялся сильный ветер, и она вынуждена была остаться в городе, а к ночи разыгралась настоящая буря.
Ринальдина смотрела в окно.
–Какой сильный ветер, Эмили!
–Да, видимо, надвигается гроза,– и, обращаясь к Генри, добавила,– надо бы закрыть ставни, чего доброго стёкла вылетят.
–Эмили, а ты видела моего отца?
–Что с тобой, детка, ты никогда о нём не спрашивала.
–Мама не хочет говорить о нём, а мне так хочется узнать, какой он был?
–Не знаю, что и рассказать тебе. Это было почти шестнадцать лет назад, что тут можно вспомнить.
–А ты постарайся вспомнить! – Настаивала девушка.
–Не стоит меня расспрашивать об этом, а то черти придут с преисподней и начнут меня колотить палками.
–Ты меня хочешь напугать!
Эмили незаметно постучала по стене.
–Слышишь? Это черти идут.
Ринальдина испуганно посмотрела по сторонам.
Снова послышался стук, но уже в дверь.
Девушка испуганно закричала:
–Они уже возле дверей!
Эмили не на шутку испугалась, на этот раз она не стучала по стене. А ели не она, то кто?
–Генри, – позвала мужа Эмили, – кто-то стучится в дверь!
Мужчина открыл смотровое окно и, переговорив с кем-то, ответил:
– Это путешественник, он застал грозу в пути, и просится на ночлег.
–Так впусти же его!– распорядилась Ринальдина, – надо пригласить гостя в гостиную.
Эмили ушла встречать путника, а Ринальдина подбежала к зеркалу, удостовериться, что с её нарядом всё в порядке.
Генри открыл дверь. На пороге появился высокий, красивый мужчина лет сорока пяти. 
–Простите меня,  за поздний визит,— путник на мгновение замолчал, что-то в этом доме показалось ему знакомым.
—Вы что-то сказали, сэр?— переспросил Генри, удивлённый внезапным молчанием гостя.
Незнакомец посмотрел на мужчину:
— Я говорю, надвигается гроза, боюсь до трактира ещё далеко, а ночью в такую погоду можно сбиться с дороги. Позвольте мне переждать грозу в вашем доме, а завтра я снова отправлюсь в путь.
–Даже не знаю, сэр,– Генри был в замешательстве.– Хозяйки нет дома…  право, не знаю даже.
–Кто же там, Эмили?
Ринальдина не вытерпела и выбежала из зала.
Такой красоты незнакомец давно не видел, перед ним стояла милая, нежная, юная прелестница.
–Меня зовут Ричард.
–Ринальдина,– девушка протянула ему руку.
Поцелуй не заставил себя долго ждать. Ринальдина покраснела, но не смутилась.
–Проходите,– она вежливо проводила гостя в зал.
–Эмили, принесите нам чаю, и глинтвейн, для сэра Ричарда.
Эмили напряглась, имя Ричард напомнило ей событие шестнадцатилетней давности, когда Мэри то же познакомилась с неким Ричардом. Она пыталась разглядеть черты лица гостя, но подслеповатые глаза ничего не видели, а отблеск свечей не давал возможности сосредоточить взгляд.
–Куда вы направляетесь, сэр Ричард?– Ринальдина с любопытством рассматривала гостя.
–Я путешествую по миру.
–И где же вы успели побывать?
–О, куда только судьба меня не отправляла. Хотите, я расскажу вам о стране восходящего солнца?
–Конечно!– Ринальдина смотрела на него сияющими от восторга глазами. Она жадно вслушивалась в его рассказы. Воображение рисовало яркие картинки, и она готова была слушать его часами.
–Ужин подан в гостиной,– прервала их беседу Эмили.
–Давайте продолжим нашу беседу за ужином? Вам надо перекусить,– Ринальдина любезно пригласила гостя в гостиную.
Эмили опасалась за девушку и пыталась не оставлять её наедине с гостем. Но Ринальдина не отходила от Ричарда ни на шаг, к тому же ей так хотелось показать себя взрослой, что она под любым предлогом отправляла Эмили из гостиной на кухню.
Ему же в свою очередь, явно нравилось общество юной прелестницы, и он с удовольствием рассказывал ей всевозможные истории. Девушка то заливалась смехом, то плакала навзрыд.
«Какая у неё чувственная душа»,– думал Ричард.
–Я не утомил вас, дитя моё?
–Нет. Что вы! Мне так нравиться слушать вас? Расскажите мне ещё какую-нибудь историю?
–Простите меня, Ринальдина, но уже поздно,– снова вмешалась Эмили.– Может сэр Ричард, хочет отдохнуть? Хотите, я погрею ваши простыни, сэр?— осторожно предложила служанка.
–Да. Вы совершенно правы,– Ричард вышел из-за стола.– Уже поздно. Спасибо за прекрасную компанию.— Он подошёл к девушке, и поцеловал на прощание её руку. Яркий румянец мгновенно залил прекрасные щёчки девушки.
Мужчина поднялся в подготовленную служанкой комнату, а Ринальдина прошла к себе в спальню, завернулась в одеяло и села напротив камина. «Что это?– думала она.– Он такой красивый! Рука горит,– она поцеловала то место на руке, которое обжёг губами Ричард.– Боже мой, как это приятно!».
Ринальдина задрожала. Она не понимала, что с ней происходит. С момента своего рождения она впервые видела мужчину, который таким волшебным образом заставил её смущаться и краснеть. Время шло, но заснуть она не могла, шум дождя навевал на девушку грусть. Ринальдина спустилась в библиотеку. Тусклый свет свечи едва освещал комнату, девушка растопила камин, взяла книгу и поудобнее устроилась в кресле. Теплота огня и треск дров усыпили её внимание, и она растворилась в своих грёзах.  Странный шум нарушил уединение девушки.
«Наверное, это трещат дрова в камине»,– подумала Ринальдина, но шум сменился шорохом, девушка оглянулась и увидела Ричарда.
–Что вы здесь делаете?
–Простите, дитя моё. Мне не спалось, и я решил прогуляться по дому. Должно быть, я напугал вас?
–Совсем нет.
Ринальдина не знала, что ей делать. С одной стороны порядочная и хорошо воспитанная леди должна была извиниться и выйти из комнаты, но с другой стороны, что мешает ей остаться? Если таковы правила, пускай он сам разрешит эту ситуацию.
Ричард прервал её размышления вопросом:
–Разрешите мне составить вам компанию?
–Да, конечно, сэр,— Ринальдина поднялась с кресла и только тогда поняла, что стоит перед ним в одной ночной рубашке.
Ричард остолбенел, свет от камина проходил сквозь тонкую ткань сорочки, освещая все её прелести.
«Как же она хороша!»– Ричард смотрел на неё, как зачарованный.
Ринальдина поняла, в чём дело, но вместо того чтобы прикрыться, отошла от кресла и встала напротив камина, от яркого огня сложилось впечатление, что она без одежды. Ричард не владел собой. Он подошёл к девушке, обнял её и поцеловал. Ринальдина на мгновение потеряла сознание. Мужчина аккуратно положил её на шкуру медведя.
–Как ты красива, девочка,– шептал Ричард, лаская её грудь.– Как нежна, так прелестна.
Ринальдина не понимала, что с ней происходит. Она вся горела, дыхание становилось тяжёлым, ей казалось, она вот-вот задохнётся. В один момент, она почувствовала что-то тёплое, твёрдое и странное. Ринальдина запрокинула голову и унеслась мыслями в даль, но вдруг резкая боль заставила её вскрикнуть.
–Мне больно!
–Расслабься, боль сейчас пройдет, и ты сможешь насладиться мной сполна.
Она посмотрела ему в глаза. Казалось, его взгляд ласкал её изнутри, она чувствовала, что нравится ему. Но чем дольше она смотрела ему в глаза, тем сильнее понимала, что ей хочется, чтобы Ричард продолжал ласкать её. Ринальдине казалось, что он знает все её мысли, понимает её желания. Желания, которых раньше у неё никогда не было. От этих мыслей девушке захотелось убежать, спрятаться, накрыться одеялом и забыть о пережитых ощущениях. Ринальдина импульсивно сделала попытку отстраниться, но Ричард угадал её чувство, он понимал смущение юной девушки и чтобы дать ей возможность  привыкнуть к новым ощущениям остановился и крепко прижал её к себе. 
«Я не смогу вынести этого»,– думала Ринальдина.
–Не бойся. Посмотри на меня, – он нежно погладил её по волосам и поцеловал.
Ринальдина открыла свои прелестные голубые глаза, но как только их взгляды встретились, девушку охватил такой порыв страсти, что она от собственных желаний спряталась в объятиях Ричарда. Мужчина, пытаясь сдерживать свою страсть, нежно целовал шею девушки, постепенно возвращая её на пол. Ринальдина снова посмотрела на Ричарда, её желания так явно угадывались, её взгляд так притягивал, что Ричард больше не мог себя сдерживать. Ринальдина полностью доверилась ему и, пересилив смущение, наслаждалась новыми чувствами, которые дарил ей Ричард.
–Как приятно, удивительно приятно,– шептала Ринальдина.
Ричард, получив такое одобрение девушки, понял, что её боль прошла и, осмелев, стал двигаться быстрее. Она напряглась, и невероятная волна тепла разлилась по её телу, Ринальдина задрожала и расслабилась.
«Сколько удовольствия можно получить от мужчины?– подумала Ринальдина,– и почему только мама так не любит мужчин?»
Ричард не смог больше удерживать себя и позволил своему желанию выйти наружу. Ринальдина почувствовала новый прилив, который сменился теплом от наполнявшей её влаги.
–Что это? – наивно спросила девушка.
Ричард  слегка смутился от такого прямого вопроса, но возраст юной прелестницы простил ей эту пошлость.
–Я отнесу тебя наверх,– Ричард взял её на руки и перенёс в спальню.– Ты скоро сама всё поймёшь. Спи, малышка. Спокойной ночи,– он нежно поцеловал девушку и ушёл к себе в комнату.
Утром Эмили зашла к Ринальдине.
–Ночью кто-то разжигал камин,— как бы невзначай сказала Эмили.
–Это я его растопила,— весело ответила Ринальдина и добавила:— мне не спалось.
–Смотри-ка, осторожнее, Ринальдина,– Эмили присела на край кровати и ласково продолжила,– ты уже взрослая девушка, тебе нельзя разгуливать по дому ночью в присутствие постороннего мужчины.
–А что будет, Эмили? Что ты делаешь ночью с Генри? Расскажи мне?
–Что с вами, Ринальдина?
–Мне интересно.
Эмили улыбнулась:
–Ты совсем взрослая!
–Расскажи мне.
–Что я могу тебе рассказать. Мужчина имеет силу, от которой женщине трудно отказаться.
–Что это за сила?
–Ринальдина, я не образованная, грубая, не знаю, как рассказывать тебе об этом.
–Расскажи, как знаешь.
–Видишь ли, в своё время ночью, твой муж сам тебе расскажет обо всём.
–Только муж?
–Да. Только муж может сделать девушку женщиной и подарить ей все таинства ночи.
–А если это сделает не её муж?
–Господь, с тобой!– Эмили перекрестилась.
–Что будет?
–Это очень плохо, милая. Почему ты спрашиваешь меня об этом?
–Мне интересно, почему моя мама не любит мужчин?
–Ох, Ринальдина, жизнь очень трудная и тяжёлая. Твоя мама столько много для тебя сделала. Ты береги себя, девочка, твоё будущее только в твоих руках. Пойдём лучше завтракать.
Ринальдина в сопровождении Эмили спустилась в столовую.
Ричард уже сидел за столом. Увидев Ринальдину, он встал для приветствия:
–Доброе утро, дитя моё.
–Доброе утро, сэр,— Ринальдина весело улыбнулась,— мы можем начинать завтрак!
–С большим удовольствием!
Ринальдина смотрела на Ричарда и понимала, что стеснительность прошла вместе с внезапной ночной болью. Она смотрела на него так пристально, что он не мог есть.
–Вы на меня так внимательно смотрите?– шёпотом спросил Ричард. Он явно был озадачен поведением девушки. Обычно невинные прелестницы после первой ночи ведут себя очень скромно и тихо, но Ринальдина поразила его своей откровенностью.
–Я хочу запомнить ваши черты, сэр,– спокойно ответила Ринальдина.
–Запомнить?– удивился Ричард.
–Да. Именно запомнить,— повторила Ринальдина и, глядя ему прямо в глаза, добавила:— Вы же собирались уехать сегодня утром?
Он был ошеломлён.
«Какая дерзость! Вызов! Маленькая девчонка! Что она себе позволяет?!»
–Да… Если гроза закончилась, и вам наскучило моё общество, я тот час же уеду.
Ринальдина улыбнулась. Но эта была улыбка не маленькой девочки, а многозначительная улыбка юной женщины.
«Как могла девчонка превратиться в такую соблазнительницу всего за одну ночь?– размышлял Ричард.– И это я вызвал столько чувственности в этой маленькой красавице!»
–Ваша улыбка меня настораживает.
–Не думала, что улыбка, может так много рассказать вам, сэр.
–Вы хотите, что бы я сегодня уехал?
–А вы?
Эмили прервала их беседу:
–Извините меня, Ринальдина, но лошадь нашего гостя захворала.
Девушка посмотрела на Ричарда и сказала:
—Придётся вам остаться у нас ещё на пару дней.
Ричард был счастлив. Ситуация разрешилась сама собой.
–Эмили, попроси Генри съездить за ветеринаром,– распорядилась Ринальдина.
–Надеюсь, с вашей лошадью всё будет хорошо.
–Спасибо,– Ричард внимательно посмотрел на девушку. Ему было интересно, как дальше Ринальдина поведёт себя.
–Вы играете в кости?
Неожиданный вопрос заставил Ричарда снова смутиться.
«Эта девчонка умеет сбить с толку»,— подумал Ричард, а вслух спросил:
–Вы умеете играть в кости?
–Один постоялец научил меня.
– Хорошо, тогда давайте, начнём игру.
За игрой день прошёл незаметно.
Но близость ночи взбудоражило воображение девушки и, в предвкушении наслаждения, за ужином Ринальдина многозначительно и откровенно смотрела на Ричарда. Он и представить себе не мог, что эта малышка способна на такие дерзости.
–Уже поздно, сэр, и с вашего позволения я пойду спать,– неожиданно попрощалась Ринальдина.
–Спокойной ночи, дитя моё,– он поцеловал руку девушки, и заглянул в глаза. Несмотря на резкое превращение из девчонки в соблазнительницу её глаза звали так страстно, что он слышал, как они говорят: «Приходи ко мне».
Ринальдина несмотря на свою уверенность не смогла выдержать взгляд Ричарда, и так же как этой ночью позволила себе раствориться в его глазах. Поцелуй заставил её тело вспомнить все ощущения, которые она испытала этой ночью и, смутившись,  она убежала в свою комнату.
Ринальдина лежала в своей постели и ждала. Часы пробили полночь, а его всё не было.
«Вдруг он не придёт?»– думала девушка, обнимая своё тело, но скрип двери заставил её вздрогнуть. Она приподнялась с постели и увидела Ричарда.
–Я боялась, вы не придёте,– прошептала Ринальдина.
Ричард улыбнулся.
«Все-таки она ещё малышка,– подумал он,– но какая прелестная».
–Я здесь, ангел мой,– Ричард подошёл к ней и откинул одеяло в сторону.– Ты очень красивая,– поглаживая её грудь, шептал Ричард. Ринальдина смотрела на него так страстно, что он иногда терялся.
–Как же ты прелестна,– он лёг в постель и она, словно маленький ребёнок прижалась к нему. Ричард нежно обнял девушку. Ринальдина поддавалась на все его ласки, и он наслаждался прелестями юной соблазнительницы.
Утренние лучи солнца застали любовников в нежных объятиях сна. Ринальдина вытянулась на кровати:
«Как же хорошо!»
Она медленно стянула одеяло, в утреннем свете тело Ричарда оказалось ещё привлекательнее.
«Он такой сильный»,– не переставала удивляться Ринальдина. Её руки скользили по его телу. Она нежно ласкала мужчину. Её игры становились настойчивее, а любопытство нарастало вместе с возбуждением Ричарда. Он уже больше не мог притворяться спящим.
Ричард погладил девушку по волосам и притянул к себе. Он так хотел овладеть ею, что не оставив времени для ласк, стремительно насладился охватившим его желанием. Ринальдина была абсолютно счастлива, она никак не могла подумать, что её невинная игра, так взбудоражит Ричарда. Понемногу девушка начала понимать своё предназначение и в то же время она почувствовала власть над ним. Но время летит быстро, и любовникам пришлось расстаться.
Ричард совершенно потерянный слонялся по замку.
«Маленькая девчонка, что же она делает!»
Ричард понял, что после смерти Лизи, он не испытывал к женщинам никаких чувств. Но Ринальдина! Она совсем ещё ребёнок! Но этот ребёнок разбудил в нём уже давно уснувшие желания и чувства.
За завтраком Ричард не проронил ни слова. Ринальдина же не сводила с него прелестных глаз. Вдруг до них донёсся странный шум:
–Что там происходит?– Ринальдина встала из-за стола и открыла дверь во двор.
На пороге стояла Мэри.
–Мама! Мамочка!– Ринальдина восторженно запрыгала вокруг неё.
–Осторожно, Ринальдина! Ты меня уронишь!
–Мэри, дорогая! Давайте я вам помогу,– Эмили забрала сумки и отнесла их наверх.
Мэри вошла в гостиную и увидела Ричарда.
–Доброе утро, мадам,– Ричард поклонился, и поцеловал ей руку. Было что-то очень знакомое в этой женщине, но что?– Позвольте представиться, барон Геркский Ричард младший.
–Доброе утро, сэр. Мэри Этгенсон Оливер Стенли,– представилась ему Мэри. Она узнала в этом сильном мужественном мужчине, некогда напористого молодого путешественника гостившего в её доме много лет назад.
«Мэри Оливер Стенли»–… повторил про себя Ричард.
–Мама,– Ринальдина заботливо усадила её на стул,– мамочка, Ричард путешествует по миру! Он рассказал мне о стране восходящего солнца!
–В которой люди удивительно похожи друг на друга,– продолжила её рассказ Мэри.– Только не следует называть гостя по имени,- укоризненно пожурила дочь Мэри,- это не вежливо.
–Хорошо, мамочка! Я поняла, сэр Ричард,– смущённо повторила Ринальдина.
–Вы были в стране восходящего солнца?– поинтересовался Ричард.
«Он меня не узнал»,– подумала Мэри.
–Нет. Однажды одного странника застала в пути гроза. Он остановился у нас на ночлег и очень много рассказывал о разных странах.– Мэри внимательно посмотрела на Ричарда и подумала: «Он меня совсем забыл!»
Её мысли прервал восхищённый голосок Ринальдины.
–Мама, много платьев вы привезли?
–Да, милая моя, если хочешь, можешь подняться наверх и примерить их. Эмили поможет тебе справиться с нарядами.
Ринальдина поцеловала мать и побежала к себе в комнату.
–Ваша дочь отличная хозяйка,– попытался продолжить разговор Ричард.
–Вам уже приходилось бывать в наших краях?— с надеждой, что он всё же вспомнит её, спросила Мэри.
–Вероятно, да. Что-то в этом замке мне кажется знакомым.
–Вы помните ваши путешествия,  но не помните, с кем вы встречаетесь?
–С того момента как Лизи покинула этот мир, меня мало что занимало.
–Лизи это ваша супруга?
–Да. Моя бывшая супруга,- поправил её Ричард.
–Простите, сэр, я не знала. Видите ли, я то же потеряла своего мужа.
Мэри тщетно пыталась заставить его вспомнить этот дом, грозу, а главное её — Мэри.
Тем временем Ринальдина в своей комнате примеряла наряд за нарядом. Наконец-то она выбрала малиновое платье с глубоким декольте.
–Не слишком ли оно откровенное?– Поинтересовалась выбором Ринальдины Эмили.
–Что ты! Оно восхитительно!– Ринальдина надела платье и спустилась в зал.
Ричард обомлел. Длинные, вьющиеся чёрные волосы, наспех завязанные лентой, создавали впечатление растрёпанности. Глаза блестели, грудь в корсете выглядела так соблазнительно! И платье так выразительно подчёркивало все прелести её фигуры, что он невольно засмотрелся.
Ринальдина была в восторге, именно этого она ждала от своего любовника. Он смотрел на неё так страстно, что Ринальдина поняла: «Он хочет её. Она нравится ему. Она заставит Ричарда полюбить её!»
Мэри, заметив странное поведение дочери, сделала ей замечание:
–Ринальдина, тебе стоит поупражняться в укладывании волос. Девушке не пристало выходить к гостям в неопрятном виде.
Ринальдина бросила на мать возмущённый взгляд, покраснела и вернулась в свою комнату.
–Что с тобой?– Эмили заботливо погладила девушку по голове.
–Зачем она делает мне замечание в присутствии него?
–Кого?
–Сэра Ричарда!
–Успокойся, милая.
–Она говорит, у меня неопрятно уложены волосы!
–Хочешь, я помогу тебе? Садись сюда,– Эмили аккуратно расчесала и ловко уложила волосы девушки в причёску.
–Я похожа на статую.
–Ты великолепно выглядишь!
–Вовсе нет!– Ринальдина топнула ногой и надулась.
–Что с тобой происходит? Мать привезла вам столько нарядов! Чем же вы недовольны?
–Она считает меня ребёнком!
–Вы и есть ребёнок.
–Это не правда,– Ринальдина посмотрела на Эмили так, что та замолчала.
–Я докажу вам всем, что я не ребёнок!
Ринальдина вышла из комнаты и спустилась в зал.
–Сэр Ричард, вы отправитесь в путь сегодня?– поинтересовалась Мэри.
–Моя лошадь захворала,– растерянно ответил Ричард,– но если ветеринар её поставит на ноги сегодня, то я готов ехать.
–Эмили, ты уже послала за ветеринаром?
–Да, сударыня, Генри ещё вчера уехал за ним.
–В таком случае, Эмили, приготовь ужин на три персоны.
–Да, Мэри.
–Мама, Ричард…
–Сэр Ричард, дорогая,– поправила дочь Мэри.
–Сэр Ричард,– повторила Ринальдина,– умеет играть в кости.
–Вы азартный игрок?
–Нет, мадам, я пытался развеселить вашу дочь.
–Не стоило утруждать себя, она девушка образованная и может сама себя развлечь, чтением книг например. К тому же,– Мэри обратилась к дочери,– Ринальдина скоро выйдет замуж.
–Замуж?!– Ринальдина вскочила с места.– Я не хочу замуж!
–Что с тобой, дитя моё? Ты не заболела?
–Простите, мама, это так неожиданно!?
–Ну, как же неожиданно! Я ездила в город за нарядами для бала или ты забыла?
–Нет, мамочка, я не забыла,– Ринальдина смутилась и села за стол.
–В городе я встретила мадам Ля Мор. Они происходят из старинного уважаемого рода, у неё прекрасный двадцатилетний сын Левон, с которым ты сможешь познакомиться на балу. Вы можете стать очень милой парой.
Ринальдина уже не слышала Мэри, она смотрела на Ричарда и думала:
«Ты должен меня увезти отсюда! Должен! Что же мне делать? Я не могу выйти замуж за Левона».
–Дорогая моя, ты слишком бледна. Думаю, тебе лучше подняться в спальню и отдохнуть немного, а Эмили позовёт тебя к ужину.
–Да, мамочка, мне действительно не хорошо– Ринальдина поцеловала мать и убежала наверх.
Ричард понял, что ему лучше как можно быстрее покинуть этот замок, но прекрасная Ринальдина не выходила у него из головы.
–Что с вами, сэр? Вы чем-то так озабочены?– прервала его мысли Мэри.
–Ваша дочь, мадам, она так взволнована.
–Не стоит переживать по этому поводу. Девушкам всегда сложно решиться на подобный шаг. А у вас есть дети?
–Нет. Бог не дал мне детей.
–Очень жаль, сэр.– Мэри смотрела в его глаза. Всё те же карие бездонные глаза, тот же взгляд, только в чертах лица добавилось мужественности, но это ещё больше делало его привлекательным.
–Вы на меня так проникновенно смотрите?
–Вы мне напомнили одного молодого человека, гостившего в моём замке шестнадцать лет назад.
Ричард внимательно на неё посмотрел и ужаснулся.
–Мэри!?
–Что вас так напугало, Ричард?
–Я узнал вас, Мэри! А ваша дочь?– почти шёпотом спросил он.
–Родилась через девять месяцев после вашего отъезда,– спокойно продолжила Мэри.
Ричард побледнел. Волна холода пронеслась по его телу. «Ринальдина! Моя дочь! Моя дочь!!! Какой же я болван!!!»
–Вам дурно, сэр, Ричард?
–Простите, это так неожиданно! Даже не знаю, право…
–Ричард, милый мой, Ричард! Я так ждала вас,– начала быстро говорить Мэри,– почему бы вам не остаться сейчас с нами, ведь вы один, до сих пор один! Ринальдина выйдет замуж, она будет так счастлива, что в этот день рядом с ней будет её отец!
Именно этого Ричард боялся больше всего на свете.
–Может быть, не стоит говорить Ринальдине, что её отец я?
–Почему же, Ричард?
–Мне придётся уехать, да и как мы объясним ей это?
–Предоставьте это мне. Ринальдина умная девушка и всё поймёт, вот увидите.
Ричард не успел ничего объяснить. Мэри прильнула к его губам и убежала наверх.
«Что же теперь будет?– думал Ричард.– Как же я мог об этом забыть?»
Мэри вошла в комнату дочери, Ринальдина спала, словно младенец. Она заботливо накрыла её одеялом и спустилась в зал.
–Придется отложить разговор до ужина, девочка так переволновалась, что заснула.
«Слава Богу»,– подумал Ричард.
–Знаете, мы ещё успеем рассказать ей обо всём. А что за жениха вы нашли для неё?
–Очень красивый, образованный, воспитанный, а главное богатый молодой человек.
–Богатый?
–Да Ричард. Мои дела не так хороши, как это может показаться. Я ездила в город заложить ваш перстень, на это и купила наряды для Ринальдины.
–Хотите, я заберу её с собой в Шотландию,– неожиданно предложил Ричард.–  У меня огромное имение, замок, парк, озёра. Я дам ей свой титул и помогу подобрать достойного мужа.
–Вы сможете сделать это для неё?
–Конечно. Только давайте пока не будем рассказывать ей кто я. Я сам расскажу Ринальдине об этом, когда наши отношения наладятся.
–Ричард, но как же я отпущу её с вами? Что я скажу дочери?
–Скажите, что отправляете её учиться в Шотландию, а я как раз родом оттуда.
–Ричард, милый мой, может быть мне стоит поехать с вами?
–И вы оставите здесь Эмили с мужем одних?
–Ринальдина единственное, что есть в моей жизни!
–Но вы должны подумать о её будущем.
–Да вы правы, конечно, вы правы, но это так неожиданно?!
–Вся наша жизнь состоит из неожиданностей! – Ричард совсем пришёл в себя и перевёл беседу в более тёплую атмосферу прошлого. – Вспомните, – он взял её за руки и посмотрел в её глаза, – когда-то мы тоже познакомились при весьма странных обстоятельствах.
–Но, вы всё-таки забыли меня…
–Мэри, я столько колесил по свету в надежде забыть о Лизи, что удивительно, как я ещё помню, где сам родился и вырос. Доверьтесь мне, и я помогу нашей дочери найти своё место в этом огромном мире!
Мэри не знала, как лучше ей поступить. Неожиданная встреча и волна воспоминаний, которая вихрем кружилась в её голове, заставили её принять решение Ричарда.
Таким странным образом в одно мгновение решилась судьба Ринальдины.
За ужином Мэри сообщила дочери, что замужество может немного подождать, а пока она решила отправить её учиться в Шотландию, и сопровождать её в поездке будет ни кто иной, как сэр Ричард.
Ринальдина думала, что Ричард похищает её в пылу страстной любви, а он боялся, что Мэри узнает о его связи с его же дочерью. Но разве мог он предположить такое! В любом случае бегство было единственным вариантом для того, чтобы скрыть следы его преступления и смягчить удар, который нанесёт это известие чувствам Ринальдины.
Утром ветеринар осмотрел лошадь Ричарда. Решено было оставить её у Мэри. Генри запряг в повозку лошадь Мэри, и экипаж был готов тронуться в путь.
Ринальдина помогала Эмили укладывать вещи в чемоданы и сияла от счастья. Она не могла поверить, что мама так легко отпустила её с незнакомцем, но ей было не важно, куда и зачем она поедет, главное, что Ричард будет всегда рядом с ней.
За обедом все молчали.
Мэри переживала за дочь. Неожиданное появление в её жизни Ричарда перевернуло все её планы, но как это не странно, она, как и раньше доверяла ему во всём.
Ричард мечтал скорее увезти Ринальдину от Мэри, он надеялся, что когда-нибудь, она всё же поймёт его и возможно даже простит.
–Ну что, вам пора ехать,– с грустью произнесла Мэри.
Ринальдина подскочила на месте:
–Уже! Правда?
–А ты передумала?– С надеждой спросила мать.
–Нет, что вы, маменька! Конечно, нет!
Мэри благословила дочь, и она с Ричардом отправилась в далёкое путешествие.
Мэри долго смотрела вслед уезжавшей повозки, тогда ещё она не знала, что это был последний день, когда она видит свою Ринальдину.
Погода была замечательной, и они быстро доехали до города. Ринальдина наслаждалась всем: пейзажами, новыми строениями, она с интересом разглядывала местных дам, пытаясь запомнить все тонкости их туалетов.
В трактире их поселили в одной небольшой комнате. Ужин подали прямо в номер. Ринальдина смотрела на Ричарда и пыталась угадать его мысли.
–Вы всё время молчите, Ричард?– осторожно спросила девушка.
–Видишь ли, я взял на себя огромную ответственность,– ответил Ричард,– твоя мать доверила мне тебя и я должен в целости и сохранности довезти тебя до Шотландии.
–Вы взялись только довезти меня, Ричард?
Он поймал её взгляд.
«Боже мой, как же она прекрасна! Смогу ли я рассказать ей когда-нибудь, что её отец это я!»
Чем больше он смотрел на неё, тем больше понимал, что любит её ни как дочь, а как маленькую женщину.
–Почему вы так на меня смотрите?
Ричард мгновенно забыл про ужин и обещание, данное Мэри. Он видел перед собой это юное создание, и желание в нём стремительно нарастало, сердце колотилось, ноги подкашивались от невероятного влечения к ней.
–Нежная моя девочка,– Ричард не успел договорить, Ринальдина прижалась к нему и прошептала:
–Ты всегда будешь только моим! Только моим! Никогда не отпускай меня, слышишь!
–Малышка моя, красавица моя,– Ричард увлёк её на постель, и они забылись в страстных ласках.
Так проезжая новые города, они проводили долгие бессонные ночи в трактирах и высыпались  за день пути в каретах.
Через пять месяцев они приехали в Шотландию. И ещё через четыре месяца в имении Ричарда Ринальдина родила сына. К сожалению, малыш прожил два месяца и умер. Врачи не нашли этому объяснение, но влюблённые решили обязательно повторить попытку и произвести на свет потомство. Ричард знал, что Ринальдина вряд ли сможет родить от него нормального ребёнка, и он всячески старался не допустить этого. Но Ринальдина постоянно говорила о сыне. Ричард не мог больше выносить этого. Сколько раз он обещал себе рассказать Ринальдине правду, но каждую ночь он отдавался своей мечте и забывал о своей клятве.
Однажды утром почтальон принёс письмо от Мэри. Ринальдина схватила его и убежала в сад. Она долго смотрела на конверт не решаясь открыть его, наконец-то девушка распечатала письмо.
«Дорогая моя, Ринальдина. Доченька моя маленькая. Надеюсь, вы уже доехали до Шотландии. Имение у Ричарда,
судя по его рассказам, очень большое, состояние огромное, так что доверься ему во всём, милая моя. Только родной отец может помочь тебе встать на ноги! Только его любовь направит тебя на путь истинный. Ты прости меня, что я так долго скрывала от тебя историю твоего рождения, но надеюсь, Ричард смог объяснить тебе, почему всё так произошло. Люби его, доченька моя, так же как я любила! Он твой отец! Поверь мне, он любит тебя и сможет позаботиться о тебе. Люблю тебя. Целую. Обнимаю. Твоя мама».
Ринальдина пять раз перечитала письмо.
«Боже мой! Он мой отец! Вот почему он так странно на меня смотрит? Поэтому мама так просто отпустила меня с ним! Почему же он мне не рассказал об этом?»
Ринальдина вернулась в дом. Ричард сидел у камина и курил трубку.
–Ричард, мне сегодня передали письмо от матери,– Ринальдина протянула ему конверт.– Прочти, пожалуйста.
Ричард взял письмо и похолодел. Он читал его, заранее зная каждое слово.
–Что это, Ричард? Ты – мой отец!?– еле выговорила Ринальдина.
–Прости меня! Я так и не смог признаться тебе в этом. В нашу первую ночь я не знал этого! Видит Бог, я не знал!!! Ты так прелестна! Ты пробудила во мне столько желаний и чувств, которые, как я думал, давно во мне умерли, что я не смог признаться тебе в этом.
–Что ты наделал? Что же мне теперь делать?
–Давай оставим всё как есть!
–Как? Мы не имеем на это права.
–Любовь не подвластна правилам.
–Но это ненормальная любовь,– Ринальдина была так растерянна, подавлена, сейчас она многое понимала, но выход, какой выход должен быть из этой ситуации?
–Ринальдина, дорогая моя,– Ричард обнял её,– давай перестанем грустить!
–Я не смогу больше разделить с тобой ложе. Теперь понятно, почему ты так и не женился на мне! Меня знают все твои друзья, весь город, как содержанку!!! Что теперь люди скажут, если узнают, что я твоя дочь!?
–Мы никому не расскажем об этом!
–Но кому нужна содержанка? Я не смогу жить с тобой, а кто жениться на мне?
–Я никому тебя не отдам!!!– решительно ответил Ричард.
–Что ты хочешь этим сказать?– удивилась Ринальдина.
–Ты — моя женщина!!! Я привёз тебя сюда, и ты останешься со мной!
–Но кто же теперь я? Кто!? Жена? Содержанка? Дочь?
–Ты – моя любимая и единственная женщина!
–Это невозможно!!!
–Ринальдина, посмотри на меня! Запомни, я люблю тебя! Ты единственная женщина, которая мне нужна! Мы через месяц обвенчаемся в нашем соборе, а твоей маме ничего не расскажем.
–Что ты такое говоришь? Это грех, великий грех!
–Ринальдина, это не тот грех, которого стоит бояться. Судьба свела нас вместе до того, как я узнал, что ты моя дочь.
–Но, Ричард, мы не сможем так жить дальше. Я не смогу любить тебя, как и прежде!
–Ты не понимаешь, что говоришь! Пойдем, я помогу тебе раздеться, ты приляжешь, поспишь немного. Роза сделает тебе успокаивающий чай, и мы всё хорошенько обсудим.
Только поздно вечером совершенно разбитая Ринальдина смогла выйти из своей спальни. Она боялась этой ночи. «Как разделить постель с собственным отцом?»
Конечно, в первую очередь он мужчина, в которого она безумно влюбилась. Даже сейчас она не перестала чувствовать его. Её по-прежнему влекло к Ричарду, но почему он не хочет её понять? Как же она сможет выйти за него замуж, зная, кто он?
Голова болела, сердце билось так сильно, что иногда она слышала его стук.
В один момент в доме, который она так любила, всё начало её раздражать.
Тишина угнетала, комнаты казались тесными, сад безобразным и сам замок вызывал в ней столько отвращения, что даже стоять рядом с этими стенами она не могла.
Ринальдина не заметила, как ушла далеко от замка.
В свете луны парк выглядел сказочным лесом, аккуратные дорожки, выложенные камнем, блестели словно изумруды, но Ринальдина ничего не замечала. Замысловатый лабиринт из кустов можжевельника привёл её к озеру. Вода словно зеркало замерла и даже рыбки не устраивали свои игры на её поверхности. Ни одна травинка не шевелилась, птицы смолкли, лягушки и те не нарушали тишину своим кваканьем, всё затихло. Ринальдина слышала своё дыхание:
«Как тяжело дышать, какая угнетающая тишина!»
–Почему так тихо!– закричала девушка и упала на колени.
Слёзы задушили крик боли. Осознание собственного бессилия довело её до отчаяния.
Она не могла поверить, что судьба поступила с ней так жестоко. Подарить ей столько счастья и горя одновременно.
«Как же так? Почему именно Ричард? Как жаль, что он мой отец. Что же я скажу маме? Как ей сказать, что ужасная ошибка произошла у неё в доме, во время её отсутствия. Как объяснить ей своё бегство, свой обман?»
Нет, она никогда не сможет жить с такой правдой, лучше бы ей было вообще никогда ничего не знать об этом.
Ринальдина посмотрела на воду, лунная дорожка уходила за озеро через поляну и убегала за горизонт.
«Уйти,– пронеслось у неё в голове.– Навсегда уйти».
Ринальдина встала, перекрестилась и пошла по воде, по лунной дорожке.
«Прости меня мама, но жить с этой правдой я не смогу. Жить без Ричарда нет смысла. Жить с ним и наполнять свою душу грехом невыносимо. Единственный выход - это уйти…. Ричард поймёт меня, а ты, мамочка, должна простить меня. Я не прошу понять, но простить меня ты должна, обязательно должна, милая моя, хорошая моя, любимая моя»….. 
Через год, после смерти Ринальдины, Ричард написал письмо Мэри:
«Милая моя, Мэри, известие, которое я собираюсь сообщить тебе ужасно, и не потому, что совершила его твоя дочь, а потому, что я не уберёг её от этой ошибки. Судьба зло подшутила над нами, и я полюбил Ринальдину так же, как когда-то полюбил тебя. Только любовь к ней была настолько искренна и чиста,  что я и подумать не мог о подобной развязке. Ночь перед твоим приездом домой, мы провели с Ринальдиной вместе. Она стала для меня любимой и
единственной женщиной. Уже тогда я знал, что буду любить её всю свою жизнь. Я хотел просить благословения у матери Ринальдины, но каким же было моё удивление, когда именно ты оказалась ей?! Я был ошеломлён! Я люблю женщину, которую полюбить не имел права. Но влечение к ней оказалось настолько сильным, что у меня не хватило смелости признаться  Ринальдине в страшной правде. Твоё письмо стало для неё роковым. Бедная Ринальдина, она не смогла смириться с этой правдой. Мэри, моя милая Мэри, мне нет прощения, и я не ищу оправданий. Моя боль так велика, что никакие молитвы не способны уменьшить её.  Ринальдина умерла…. Утонула в озере…. Прости её, Мэри….Ради Бога, прости»….
2005г